ENkz

MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA

MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA MATA

trans
port
inter
vention

Автобус, как и любое общественное пространство, периодически нуждается в переприсвоении для привнесения новых перспектив на его территорию. Каждый_ая, кто платит за проезд в общественном транспорте, имеет такое же право на его пространство, как и любой_ая другой_ая пассажир_ка. Мы предложили художниц_кам принять участие в серии интервенций, направленных на то, чтобы переапроприировать автобус, метро или другое общественное пространство. Проект, помимо очевидной критики общественно-политического характера, также направлен на повышение осведомленности о растущей конформности и институционализации практик молодого поколения казахстанских художниц_ков.

Алена Тишкина

Основная тема моего проекта - это (не)честность наших властей перед своим народом. Так как наши интервенции проходили в общественном транспорте, я смотрела на проблему с этой стороны. Многие чиновники в нашей страней крайне редко (а может даже и никогда) пользуются автобусами или троллейбусами, предпочитая автомобили и просто поглядывая из своих окон на общее состояние публичного транспорта. Для развития города крайне важно, чтобы люди, которые занимают руководящие должности, своими глазами могли видеть проблемы и далее решать их. К сожалению, в Казахстане это не так распространено, отчего и решаются только проблемы "на поверхности". Не пытаясь углубиться, пуская пыль в глаза народа, «нужные» проблемы и их решения существуют только в отчетах перед начальством и телевидением.Своим проектом я хотела бы обратить внимание какого-нибудь рандомного, мимо проезжающего депутата на своей классной машине бизнес-класса, что нужно активнее пользоваться городским транспортом, быть ближе и оставаться честным перед его жителями.
Назира Карими

Через свою интервенцию в общественный транспорт Алматы я поднимаю вопрос комфорта и безопасности. Я хочу создать безопасную среду для всех персон, вне зависимости от гендера/одежды и внешнего вида. Пользуясь транспортом в Алматы, я, как женщина, часто чувствую дискомфорт от взглядов, нарушения дистанции, прикосновений. Именно поэтому я расклеила знаки, сильно похожие на те, что уже присутствуют в вагонах метро/автобусах. Мои знаки запрещают пристально смотреть и прикасаться к персонам, разделяющими с вами пространство.

Жанель Шахан

Политика в каждом из нас, в каждом пассажире, в месте, где мы находимся, на улице, по которой мы едем, на остановке, на которой мы выходим. Однако эта политика менее видима - она тише и в рутине дней почти незаметна. В моей интервенции я стремилась к более очевидному вторжению политики в нашу жизнь. В период карантинов во время пандемии коронавируса в общественных местах постоянно звучат/-ли аудиозаписи из рупора, где местные власти напоминают о мерах соблюдения санитарных норм, ношения масок и так далее. Моя акция была аналогией такому вмешательству в жизни пассажиров автобуса, но голосом Нурсултана Назарбаева из 2016 года. В уже почти карикатурном ролике он прогнозирует светлое будущее страны, окончание кризиса и, «даст бог, к 2020 году у нас все будет хорошо». Сейчас уже конец 2021 года и прогнозы Нурсултана Абишевича такие же точные, как и прогнозы КазГидроМет-а. Для меня была очень интересна реакция людей: одни думали, что звук идёт из спикеров автобуса; другие судорожно снимали на телефон; один парнишка и вовсе не выдержав вскрикнул: «Да не будет у нас ничего хорошо!» Маршруты, как и определённые локации (станция метро Алмалы) не были случайными: все маршруты были те, что ездят по бывшей улице Фурманова, а на конкретной станции метро присутствует панно с первым президентом РК.

Аяулым Ленхан

Этой скульптурой я хотела показать мое альтер-эго, которое делает то же самое, что мужчины в общественном транспорте. Мэнспрединг - это проблема, на которую многие закрывают глаза. При помощи скульптуры я думаю, что смогла дать понять некоторым мужчинам в общественном транспорте каково это, когда человек (или скульптура) рядом мэнспредит.

Бауыржан Сабитов

Моя идея заключалась в том, чтобы незнакомые пассажиры снимали меня внутри, на фоне автобусов, маршрутов общественного транспорта и остановок. Я использовал пленочную фотокамеру, а значит у моих «фотографов» не было второй попытки или возможности посмотреть мгновенный результат. В этой полемике о вымирающих традициях есть и то, что сама культура фотографироваться на фоне чего-то, просить кого-то сфотографировать вас потихоньку исчезает. Помимо всего этого, для меня важно было и взаимодействие с незнакомыми людьми. Может быть, это вызвано страхом перед съемкой людей, и это была возможность сломать данный психологический барьер. Но мне очень запомнилась, что одна из девушек, что снимала меня, советовала, как лучше встать, позировать, и кадр от этого стал более продуманным. Есть огромное желание продолжить эти эксперименты.

Аида Адильбек

Как женщину в автобусе, меня не раз лапали, толкали, называли именами, я была жертвой карманников, криков и сквернословия со стороны других пассажиров. Со мной, как и многими другими я уверена плохо обращались в пространстве общественного транспорта. Однако там же я видела милосердие, доброту и поддержку, как нигде больше. Я слушала интимные, важные истории из жизней своих соседей-пассажиров, которые порой прямо или косвенно рассказывали и делились этим со мной. Теперь я хочу поделиться своей историей, в которой я хотела бы всегда чувствовать себя в безопасности и создавать безопасную среду для других женщин в общественном транспорте.